В Тагиле.ру - Новости Нижнего Тагила

Тайна засекреченной в годы войны авиакатастрофы под Нижним Тагилом раскрыта: на Ли-2 летел легендарный директор авиационного завода. Цель: наладить производство штурмовиков на УВЗ (фото)

Обстоятельства авиакатастрофы над Уральскими горами, произошедшей в годы Великой Отечественной войны, выяснила нынешним летом команда объединенного поискового отряда "Соболь". Следопытам удалось доказать, что борт летел в Нижний Тагил со спецзаданием - наладить производство штурмовиков Ил-2, а в трагически прерванном полете погиб легендарный директор Воронежского авиационного завода Матвей Шенкман. Поисковики считают: причиной катастрофы могла стать спланированная диверсия по уничтожению руководителя ведущего военного авиапредприятия, пишет rg.ru.

Впервые на следы этой авиакатастрофы еще летом 2015 года случайно наткнулся любитель путешествий на горном велосипеде Михаил Павлов. Спортсмен пробирался сквозь глухие леса Висимского заповедника и почти на самой вершине скалы Старик-камень колесом уперся в двигатель самолета. Увиденное настолько заинтриговало Михаила, что он сделал видео и переслал его через соцсети руководителю "Соболя" Александре Ванюковой.

Вершина Старик-Камня
Вершина Старик-Камня

- Известно, что через Урал пролегал маршрут перегона ленд-лизовских самолетов из США. До сих пор все обнаруженные следы авиакатастроф военных времен были связаны с этой трассой. Но здесь сразу, даже по фото, видно: машина советская, - говорит Александра Ванюкова. - К тому же над Нижним Тагилом ленд-лизовская трасса никогда не проходила. По этому коридору мог лететь только наш военный самолет.

Возник естественный вопрос: зачем спецрейс отправили в глубокий тыл? Поисковики начали собирать информацию в архивах. Несмотря на военное время, сведения о потерпевших крушение самолетах фиксировали спецслужбы. Но на этот раз следопыты словно в глухую стену уперлись: ни в архивах ФСБ, ни в документах оборонных заводов, ни в военных ведомствах ничего не нашли. Единственное, что экспертам удалось установить по фотографиям, - над Уральскими горами разбился транспортный Ли-2, машина, известная с довоенных лет и очень популярная среди командного состава.

Той же осенью к месту крушения выехала группа поисковиков. Выйти на обломки удалось не сразу. Вокруг Старик-камня леса дремучие, даже на внедорожнике не пробраться. Пришлось в ближайшем к цели поселке Черноречинске брать проводника. От местных узнали, что однажды в войну старики с ребятней принесли из тайги летные сумки с документами и деньгами. От греха подальше все сдали в ближайший отдел НКВД, а Старик-камень после обходили стороной.

Ни первая, ни вторая экспедиции в тайгу ничего нового о висимской трагедии не принесли. На месте нашли только обломки Ли-2. Но, как подчеркивают поисковики, их задача - не металлолом собирать, а как минимум установить личности погибших. Весной нынешнего года следопыты сделали очередную попытку раскрыть тайну. Найденное 12 мая превзошло все ожидания.

- Покрытый копотью и грязью орден Ленина лежал под мхом в небольшой расщелине между валунами. Главное - на награде сохранился четкий номер, указывающий на владельца! Я тут же залез на вершину скалы, где была связь, и сообщил оставшимся в городе друзьям эти данные, - рассказал командир невьянского поискового отряда "Держава" Максим Фефелов.

Почти мистическое совпадение: орден обнаружили ровно через 75 лет после авиакатастрофы, которая, по архивным сведениям, произошла 12 мая 1942 года. Высокая награда стала ключом ко всем тайнам. Оказалось, орден Ленина принадлежал директору авиационного завода № 18 Матвею Шенкману, личности легендарной. В восьмидесятых годах прошлого века режиссер и актер Евгений Матвеев снял фильм "Особо важное задание" об эвакуации в 1941 году авиазавода из Воронежа и налаживании в Куйбышеве производства штурмовиков Ил-2, названных "летающими танками". Уже в 1942 году с конвейера завода ежедневно отправляли на фронт 12 самолетов. Кинолента стала одним из лидеров проката 1981 года. По сюжету ее герой, прототипом которого был Матвей Шенкман, исчезает: по радио сообщают, что директор трагически погиб.

Шенкин Матвей вошёл в историю как директор воронежского авиационного завода, первым наладившего производство штурмовика Ил-2 («летающего танка») - самого массового советского самолёта Второй мировой войны - и организовавшего возобновление работы завода в эвакуации.

Когда поступил приказ эвакуироваться в Куйбышев, Шенкман всё хорошо продумал и с первыми эшелонами отправил не только семьи рабочих и станочное оборудование, но и готовые крупные узлы будущих штурмовиков, чтобы сборщики быстрее освоились на новых рабочих местах.

А ещё он приказал загрузить в первый эшелон оборудование для хлебозавода и кислородно-ацетиленовую станцию с рабочими, которые в суматохе эвакуации остались бесхозными, никому не нужными. После эвакуации завода в Куйбышев, в промышленную зону Безымянка, выпуск Ил-2 был возобновлён уже к ноябрю 1941.

В декабре завод выпустил 29 машин. В январе стал выпускать по 7 штурмовиков в день. В феврале выпуск их возрос в 10 раз, в марте в 12 раз, а в мае программа была перевыполнена.

Шенкман Матвей
Шенкман Матвей

- То, что Шенкман разбился на самолете, никто не скрывал. Все центральные газеты опубликовали некрологи, подписанные Сталиным. Подробности ЧП, понятно, не разглашали. На месте катастрофы побывала специальная комиссия. Согласно ее выводам, причина крушения Ли-2 - плохие погодные условия: в тумане самолет врезался в скалу. Все четыре члена экипажа и два пассажира - а помимо Шенкмана на борту находился заместитель главного инженера завода Львов - погибли на месте, - рассказывает Александра Ванюкова. И тут же добавляет, что у поисковиков появилась своя версия случившегося.

У следопытов есть причины не доверять заключению спецкомиссии. В архивных отчетах сказано: тела погибших сильно обгорели, их разорвало на части, то есть опознать, кто есть кто, было чрезвычайно сложно. Тем не менее, согласно официальным данным, останки Матвея Шенкмана со всеми документами и находящимся при нем ордене перевезли в Куйбышев и захоронили. Но, если награду нашли в уральских лесах, кто даст гарантии, что и останки легендарного директора не лежали десятилетия на месте катастрофы?

Сальто в небе

Поисковики, конечно, не настаивают, что их предположение о диверсии на борту истинно, но они попытались разобраться во всех деталях авиакатастрофы. Для этого в конце августа на Старик-камне провели раскопки. Впрочем, раскопками эту работу назвать сложно: место падения самолета находится на каменной осыпи. Пришлось поднять и переложить тысячи глыб на площади 60 квадратных метров, чтобы не упустить ни одной детали. И это высоко в горах. Уральцам помогали поисковики из Кургана и самарского отряда "Сокол", где до сих пор располагается 18-й авиазавод, ныне - "Авиакор".

Выяснилось, что, падая, самолет совершил странное сальто. Обломки кабины находились гораздо ниже, чем хвостовая часть и останки пассажиров. Словно борт не врезался в скалу из-за плохой видимости, а резко спикировал, потеряв управление, и завалился на "спину". Отсюда и гипотеза о технической неисправности судна. При том что на Ли-2, сошедшем с конвейера только в феврале 1942-го и переданном авиазаводу, перевозили директорский состав, экипаж был опытный. То, что за штурвалом сидели асы, подтверждают находки. В частности, хорошие швейцарские часы, принадлежащие одному из пилотов. В те времена позволить себе такой дорогой аксессуар могли только заслуженные летчики.

Ну как тут не возникнуть версии о вражеской диверсии? В Нижний Тагил директор летел, чтобы решить сложную проблему государственной важности. В годы войны на Уралвагонзаводе помимо танков выпускали корпусы для штурмовиков Ил-2. Информация об этом участке завода была настолько засекречена, что вплоть до двухтысячных годов на ней стоял гриф "секретно". Оказалось, собираемые на УВЗ корпусы не проходили приемку. Шенкман хотел лично выяснить причину неполадок. Но самолет недотянул до цели 50 километров.

Пряжка от ремня с вплавленным в нее алюминием
Пряжка от ремня с вплавленным в нее алюминием

На генном уровне

Все обнаруженные поисковиками останки находятся в Покровском храме и будут храниться там до тех пор, пока не найдутся родственники погибших.

- Мы обсуждали возможность проведения экспертизы ДНК для более точной идентификации, но возникли сложности. Во-первых, через 75 лет не из каждой кости можно выделить генный код, во-вторых, на процедуру необходимо согласие родственников. И наконец, дело это дорогостоящее, - пояснила Александра Ванюкова. - Поэтому пока рассматриваем вариант захоронения в братской могиле на памятном мемориале в Самаре (бывшем Куйбышеве).

К поиску близких Матвея Шенкмана пришлось подключить МИД РФ. Дело в том, что в пятидесятых годах единственная сестра Шенкмана эмигрировала в Израиль, из-за чего в Советском Союзе на многие годы ввели запрет на упоминание о деятельности легендарного руководителя. Следы сестры потеряны, но, как считают уральские следопыты, семья Матвея Борисовича имеет право получить награды героического предка.

Текст: rg.ru, фото: 66.ru

Добавить комментарий


Наверх