В Тагиле.ру - Новости Нижнего Тагила

Люди живут в Тагиле, а работают в городах-спутниках: мэр Владислав Пинаев рассказал, каким видит город в будущем

Про высокую закредитованность города, новые мегапроекты и друга Абдулкадырова в интервью мэра Нижнего Тагила Владислава Пинаева.

Сегодня, 15 октября, 28 депутатов Нижнетагильской гордумы единогласно выбрали новым главой города Владислава Пинаева. О постоянных сравнениях с популярным предшественником, программе развития, кадровой политике, дружбе с полковником Абдулкадыровым и мечте остановить отток молодёжи из города — в интервью с Владиславом Пинаевым, взятым АН «Между строк» за четыре дня до выболров.

— В понедельник депутаты гордумы выберут нового главу Нижнего Тагила. Сомнений в том, что это будете вы, ни у кого нет. Какой результат голосования вы ожидаете? Для вас принципиально победить ваших менее опытных соперников со 100% голосов?

— Вопрос, принципиально или нет, здесь не совсем уместен. Если проголосуют все — это рейтинг доверия прежде всего. Потому что каждый депутат представляет определённый срез населения города. Если он проголосовал «за», значит, та группа лиц, которая поддержала его, она фактически поддержала тебя. Поэтому, если это будет не просто большинство, а все депутаты поддержат, значит, рейтинг доверия есть. Принципиально ли? Конечно, это лучше.

— Вы ожидаете сюрпризов от голосования?

— Сюрприз — это когда всё хорошо или когда не очень всё хорошо?

— Неприятных сюрпризов.

— Честно говоря, я буду, как все, выходить, обосновывать свою программу, целесообразность её проведения и рассказывать о развитии города. Будут сюрпризы — значит, нужно быть к ним готовым. Это тоже выборы в какой-то степени, только другой формат — это не прямые выборы населения, а выборы уже избранных народных избранников. Но, так или иначе, это выборы.

— Как вы относитесь к этой формальной процедуре выборов, когда ключевое решение было принято областной властью и ФПГ несколько месяцев назад?

— Да, меня поддержал губернатор, но если бы кандидатуры утверждала только комиссия, тогда это было бы менее легитимно. На сегодня, я убеждён, это выбор демократичный. У нас все депутаты имеют право проголосовать и высказать свою точку зрения. Комиссия рекомендует или не рекомендует, но окончательный выбор за теми, кто живёт в этом городе, кто был избран тагильчанами.

— На днях политконсультант Алексей Швайгерт высказал мнение, что вам будет сложнее, чем Носову, потому что он опирался на поддержку 92% голосов тагильчан, а вас изберут 28 депутатов. Вы с ним согласны?

— А в чём проблема? Я, честно говоря, не читал. Я вообще не вижу никакой проблемы. Высокий рейтинг предыдущего мэра, низкий рейтинг предшественника Сергея Константиновича…

— Вы бы себя увереннее чувствовали, если бы вас избрали 92% тагильчан на прямых выборах?

— Я себя и так уверенно чувствую. Ничего бы не поменялось. Я готов был идти и на прямые выборы и доказывать свою программу. Но она не поменялась бы абсолютно, я так же бы выходил к людям и объяснял, что я сделал за 4,5 года в Нижнем Тагиле и какие вижу перспективы развития города. Но если выборы сейчас проходят в здании думы, это не значит, что я не слышу то, о чём люди говорят на улице.

— Вы работаете в Нижнем Тагиле уже более четырёх лет, а теперь будете избраны ещё на пять. Весной 2014 года вы представляли, что останетесь в нашем городе почти на десятилетие?

— Весной 2014 года я не представлял, что останусь в городе Нижний Тагил, честно вам скажу.

— Сейчас, наверное, уже можно об этом рассказать. Вы помните тот день, когда вам предложили стать первым заместителем Носова? Это был сам Сергей Константинович, что он вам тогда сказал?

— Я очень хорошо помню тот день, когда меня представили на аппаратном совещании. А все остальные разговоры — это нормальные договорённости, о которых знал достаточно узкий круг лиц. Тогда была одна политическая ситуация, сейчас она другая.

— Почему вы тогда согласились? Вы работали до этого министром, жили в Екатеринбурге, где у вас семья, друзья, а вы решили приехать в Нижний Тагил на пост вице-мэра.

— На тот момент было несколько предложений. И другие предложения работы были тоже на хороших должностях, но за пределами области. Я всегда сторонник одного: где родился, там и пригодился. Предложение работать в Свердловской области было более приемлемо, потому что здесь семья, друзья, люди, к кому я могу обратиться для решения тех или иных вопросов. Мы предполагаем, а бог располагает.

— Не секрет, что Носов рассчитывал стать свердловским губернатором. Вы делали ставку на это?

— Я абсолютно на это не рассчитывал, и для нас всегда была закрытой тема его карьерных стремлений. Для меня было вообще интересно узнать специфику работы в муниципалитете. На самом деле я от этого был далековат немножко, несмотря на то, что я с 2006 по 2013 год прошёл в правительстве путь от начальника отдела до министра и знал структуру и направления работы, директоров, акционеров промышленных предприятий. Но работа в муниципалитете для меня была совсем в диковинку.

— Ваше представление поменялось? Вы по-другому начали понимать жизнь городов?

— Поменялось, и жизнь муниципалитетов я начал понимать по-другому. Здесь абсолютно другая специфика, абсолютно другая работа. Когда я пришёл сюда, мне задавали вопрос: где лучше — в правительстве или здесь? Это абсолютно две разные работы.

— Где вам комфортнее: в кресле министра или главы города?

— Комфортнее там, где есть люди, которые тебя слышат и понимают, мнение которых ты можешь учесть и с кем можешь поделиться проблемами, которые существуют. Если у тебя есть команда, можно работать везде, куда бы тебя жизнь ни забросила. Если тебя не понимает ни руководитель, ни люди вокруг, ты можешь быть семи пядей во лбу, умным, начитанным, эрудированным, но тебе самому ничего не сделать.

— Вы более четырёх месяцев исполняете обязанности главы Нижнего Тагила. Можете в одном предложении сформулировать главную задачу мэра?

— Двумя словами: стабильность и развитие.

Во-первых, все должны понимать, что в муниципалитете будет порядок, не будет войн. Тоже ведь не секрет, что у нас одно время было противостояние двух градообразующих предприятий, а муниципалитет занимал то одну позицию, то другую. Это лихорадило и не лучшим образом влияло на развитие города. Можно противостояние устраивать с областью, правительством, губернатором, но это не повлечёт за собой каких-либо результатов. Можно переругаться с «Уралсевергазом», ЕВРАЗом с точки зрения ресурсников, показать свою точку зрения… Это не значит, что нужно быть пацифистом, плыть по течению. Надо отстаивать свою точку зрения, но она должна быть здравая. Поэтому стабильность — это когда тебя понимают все структуры, которые здесь работают, включая силовой блок, градообразующие предприятия, торгово-промышленную палату, объединяющую малый и средний бизнес, с которым тоже нужно выстраивать некие взаимоотношения.

Во-вторых, развитие: если город не будет развиваться, он будет стагнировать. Пока в Черноисточинский пруд текла речка, он самоочищался. Как только она начала заиливаться, появились сине-зелёные водоросли. Точно так же и в городе — он должен постоянно развиваться, чувствовать приток новых сил.

— Сравнение вас с Сергеем Носовым неизбежно. Вы не боитесь потеряться на его фоне?

— Это право каждого тагильчанина — сравнивать меня или нет. У меня свой путь. Если буду постоянно оглядываться назад и себя с кем-то сравнивать… Все люди разные, и стили управления у всех разные, но важен результат.

— Несмотря на высокий рейтинг, у Носова были и критики. Какие главные ошибки, по вашему мнению, он допустил?

— Я не буду отвечать на этот вопрос. (Смеётся.)

— Это же важно. Вы приняли у Сергея Константиновича город, и какие-то вещи вам придётся исправлять, поэтому вы имеете право на конструктивную критику, несмотря на ваши хорошие отношения.

— Что значит «принял город»? Прежде всего, мне предложил это губернатор, и при его поддержке я согласился на это.

— Давайте тогда я озвучу. Одной из главных претензий к Носову, в том числе и от депутатов, была высокая закредитованность города. Финансирование проектов, которые бывший мэр запустил и за которые его так полюбили, рассчитано на много лет и даже десятилетий вперёд. Это лишает вас манёвра, чтобы проводить собственную политику и реализовывать свои проекты?

— Не совсем я согласен, точнее, совсем не согласен. Что такое закредитованность города? У нас всё в рамках бюджетного кодекса, мы ничего не нарушаем, всё в рамках закона. Никогда в жизни ни один муниципалитет не развивается за счёт собственных средств, а только за счёт того, что его поддерживает субъект. На сегодняшний день те программы, на которые не было финансирования, и губернатор, и правительство поддерживают. Это показала и согласительная комиссия. По «Светлому городу» поддержка есть, по школе поддержка есть, деньги выделяются. Посмотрим после принятия бюджета Законодательным собранием, что у нас получается, и будем принимать свой бюджет. Да, наверное, меньше денег можно тратить из собственных доходов и снижать кредиторскую задолженность. Но тут двоякое мнение — не факт, что её надо снижать. Деньги, которые высвобождаются за счёт поступления областных средств, можно тратить на свои программы.

— Носову при этом повезло. В 2013 году были выделены большие деньги на проект «Путинград». В 2014–2015 годах Тагил принял активное участие в борьбе Куйвашева и Тунгусова, создавая напряжённость на фоне решения по второму сроку губернатора. Затем были выборы в Госдуму и Заксобрание, потом губернаторские и президентские — и перед каждыми Носову удавалось продавливать какие-то решения по проектам Нижнего Тагила. Есть мнение, что сейчас мы остались на обочине — по крайней мере, потеряли статус «Путинграда». Вы с этим согласны?

— Категорически не согласен! Все поддержанные президентом проекты работают. Более того, во время своего визита в Нижний Тагил 6 марта этого года Владимир Владимирович Путин поставил дополнительные задачи городу, дав поручение по строительству легкоатлетического манежа. Работа по его выполнению ведётся. Определён земельный участок в Дзержинском районе, компания «Магнум» занимается проектированием. В феврале — марте 2019-го планируем получить положительное заключение госэкспертизы. Параллельно совместно с областным правительством ведём работу по включению проекта в государственную программу для его финансирования и начала строительства. Программа развития Нижнего Тагила созвучна майскому указу президента и губернаторской «пятилетке развития»: это и строительство школ, и детских садов, и решение экологических проблем. Сейчас перед городом стоят новые, не менее масштабные задачи, которые мы обсудили с губернатором. Поддержка есть по всем направлениям.

— Просто сейчас у многих людей, в том числе простых горожан, распространено мнение, что ушёл Носов и всё разрушится.

— Значит, надо доказать, что всё будет хорошо, своим собственным трудом. Что сейчас рассказывать про халву? Слаще во рту не будет. Надо делами показывать, что у города все перспективы налицо. И я понять не могу, что поменялось в данный момент. У нас были какие-то проблемы с началом отопительного сезона? Нет. У нас с началом нового учебного года были проблемы? Не было. С точки зрения содержания города проблемы? Тоже нет. День города, городской выпускной? Все остались довольны. Многое зависит от хороших, добрых отношений между губернатором, правительством и муниципалитетом. Если понимание есть, у города перспективы будут всегда. Вместе можно выходить в Федерацию, участвовать в программах. Как и получилось, что именно по поручению губернатора город Нижний Тагил вошёл в нацпроект «Комфортные и безопасные дороги», на который будут выделяться миллиарды рублей. Мы пока вошли с 70 дорогами, 20 с лишним мы будем делать на следующий год. Хотя первоначально рассматривался вариант участия городов с населением от 600 тысяч человек. Но Евгений Владимирович дал чёткое поручение, и Нижний Тагил стали рассматривать как Нижнетагильскую агломерацию. Мы под это подтянулись, Москва нас одобрила, в декабре готовится паспорт проекта, в марте поступает федеральное финансирование, и на следующий год мы приводим вместе с Екатеринбургом в нормативное состояние все дороги на 85 процентов. Все дороги, по которым ходит общественный транспорт. Такого не было никогда.

То же с этим переходом Индустриальная — Циолковского — Октябрьской революции, о котором так много все говорят: будет или не будет. Проект готов, положительное заключение государственной экспертизы у нас есть. И на сегодня мы с министром транспорта единственно думаем, чтобы нам город не парализовать с учётом ремонта ещё 20 дорог на 600 миллионов рублей, перенести ремонт моста в рамках этого же проекта на 2020 год. Потому что, если мы эту транспортную магистраль перекроем, два района города друг от друга отрежем, это будет просто коллапс. Надо будет делать это продуманно. Так что всё идёт, я не вижу никаких проблем.

— Какие у вас отношения с губернатором Евгением Куйвашевым?

— Чисто деловые, хорошие, конструктивные отношения.

— Как часто вы на связи?

— Я бы сказал, по необходимости. У губернатора сейчас в связи с ЭКСПО-2025 достаточно серьёзный пул поездок, и я, конечно же, желаю Екатеринбургу победы. Поэтому, когда у меня какие-то вопросы возникают, я связываюсь и решаю их. Необходимости каждый день созваниваться я абсолютно не вижу. Для того мы и поставлены, чтобы решать вопросы на месте и минимизировать вовлечение вышестоящих структур.

— Я неоднократно слышал, что Носов не вылезал из правительственных кабинетов, а как только появлялись какие-то госпрограммы, он самым первым заявлялся на них. Как часто вы бываете в Екатеринбурге, в министерствах?

— Ещё раз говорю. На сегодня я встречался и в Москве по поводу развития города (по вхождению в ТОСЭР), и в области. Мы участвуем во всех программах, на следующий год заявляемся с бо̀льшими объёмами везде, включая «Развитие комфортной городской среды». Это и реконструкция полностью заводоуправления — 48 миллионов будет заложено на следующий год на подготовку проектно-сметной документации и архитектурно-художественного проекта. Мы сделаем уникальный музейный комплекс. И это будет не просто музей, а место, где будут работать учёные, студенты — по крайней мере, мне бы хотелось так. Вот мы говорим о развитии туризма, но только говорим, говорим, говорим, но что-то я не вижу у нас такого въездного туризма. Что для этого нужно сделать? Как первый шаг для реализации большой программы можно сделать культовое место в городе, лучше не придумаешь. Это индустриальное наследие, о котором все говорят, но под ним все понимают одно — старый завод. А индустриальное наследие — это архитектура того времени, а такой нет нигде, она сохранилась только на Урале, в Нижнем Тагиле. И в этот уникальный комплекс, если его восстановить вместе с флигелем, вместе со всеми прилегающими зданиями, можно смело привозить иностранцев. У нас уникальнейшая демидовская коллекция в музее находится, а на сегодня мы просто не можем её показать.

— В своих предвыборных интервью вы неоднократно говорили, что ваша задача — продолжить начатое Носовым. При этом вы уже заметно обновили команду. После выборов стоит ждать ещё бо̀льшую волну увольнений чиновников?

(Смеётся.)

— Инсайдерская информация, получается, сейчас должна появиться. Да ничего не надо ожидать, тем более глобальных сокращений. Кого из 400 сотрудников я должен уволить?

— Интересно прежде всего про руководителей.

— Это неизбежный процесс. Когда приходит другой руководитель, он так или иначе будет под себя подбирать людей, единомышленников. По Черемных всем понятна ситуация: Евгения Олеговна давно хотела уйти. По Службе заказчика городского хозяйства тоже секретов нет.

— Ходят слухи, что вы смените замглавы по городскому хозяйству.

— Кто слухи пишет, у тех и нужно спрашивать. Вадим Михайлович работает, и пока всё нормально. Пока, 16 или 17 числа, никаких кадровых изменений не начнётся. Я всегда был сторонником того, что очень легко сломать, но очень сложно построить. И самое ценное в любой организации — это не руководитель, а специалисты. В Службе заказчика пришлось принимать такие непростые и резонансные решения, потому что самое главное было — удержать специалистов, их не так много. Я не могу на сегодняшний день найти в городе главного архитектора, потому что такие люди — штучные. Те, кто хочет, с ними лучше не начинать, а найти профессионала на ту зарплату, которая сейчас в муниципалитетах, очень сложно.

— Кто кандидат на вылет № 1? Какие управления мэрии, по вашему мнению, не справляются с работой больше других?

— Пока нет таких. Если бы я пришёл со стороны, было бы сложнее. Но я за 4,5 года всех знаю, до уровня главных специалистов знаю, кто из себя что представляет. Даже в тех управлениях, которые я не курировал. Я люблю интересную информацию подчерпывать. Многие даже не догадывались, что у меня есть некие оперативные данные (смеётся). Поэтому никаких кардинальных потрясений в администрации не будет, но и задачи стоят другие, и если кто-то с ними справляться не будет, то я людей буду менять.

— Многие были уверены, что одним из первых из мэрии уйдет руководитель аппарата Андрей Ленда. Но потом появилось ощущение, что вы поменяли своё решение.

— На данный момент по тем направлениям, которые он ведёт, у меня вопросов нет. Я меняю формат взаимодействия, вы это не видите. Не должно замыкаться всё на одном или двух подчинённых. На сегодня я вижу это всё по-другому. Я глубоко убеждён, что вся взаимосвязь должна идти через заместителей главы, под которыми есть профильные управления. Все должны понимать идею, за которую мы бьёмся. И если каждый это осознает, будет делать работу без напоминаний и ручного режима, тогда механизм будет работать.

— Есть люди, кому вы доверяете больше остальных?

— На данный момент нет. Все равны. Если я заместителя назначил, значит, я ему доверяю. Каждый имеет право зайти и высказать своё мнение. Наверное, эта система идеализирована, так нигде не бывает, но стремиться к ней надо.

— Не секрет, что вы близко общаетесь с начальником тагильской полиции Ибрагимом Абдулкадыровым, можно сказать, у вас даже дружеские отношения. Почему, приехав в Тагил, вы сошлись именно с ним?

— Мы же с ним давно ещё познакомились, ещё до Нижнего Тагила, в Алапаевске.

— Что у вас общего?

— А что у вас с друзьями общего? Идеи, жизненные принципы, честность, порядочность, идеалы, семья, жёны, дети, внуки. Почему люди сходятся? Хотя, наверное, по натуре мы абсолютно разные люди. Ибрагим Абабакарович более жёсткий, я более лояльный, хотя тоже до определённого момента. Дружим и дружим. Потому что приятно и комфортно общаться, у нас дружат жёны, у нас дружат дети. У нас прекрасные внуки — внучка и внук.

— Ходили слухи, что Ибрагим Абабакарович может занять пост первого вице-мэра, когда у него закончится контракт. Можете это прокомментировать?

— Пока такой вариант развития событий не рассматривается. Мы его даже не обсуждали, и кто его запустил в СМИ, я не знаю. Ибрагим Абабакарович служит, контракт у него продлён.

— Ещё одна ротация, по вашим словам, готовится в политсовете «Единой России». Летом вы уже провели одно громкое назначение, сделав своим заместителем в местном отделении партии Сергея Силяева. Почему вы приняли такое решение?

— С самого создания «Единой России» он является членом партии, одним из старейших в городе Нижний Тагил. В большинстве случаев он всегда был членом политсовета. Это человек, на которого можно положиться, который готов работать, применять свои усилия в реализации тех или иных идей или партийных проектов, которые озвучены. Я такое решение принял и пока не жалею об этом.

— Как у вас складываются отношения с руководителями УВЗ и НТМК: Потаповым, Рощупкиным, Фроловым, Кушнарёвым? Носов умел мобилизовать крупный бизнес на внебюджетное финансирование ряда проектов. Эти договорённости в силе, сотрудничество продолжится?

— Отношения хорошие, добрые, деловые. С Фроловым, единственное, не знаком лично. Мы заочно знакомы. Все договорённости, которые были, не только сохраняются, но ещё и увеличатся. С Кушнарёвым Алексеем Владиславовичем мы в постоянном взаимодействии. И с «Уралвагонзаводом» то же самое. И с Потаповым Александром Валерьевичем, и с Владимиром Николаевичем Рощупкиным.

— Вы считаете, Нижний Тагил потерял от того, что УВЗ был передан «Ростеху» и ушла команда Сиенко, который принимал более самостоятельные решения по развитию города?

— Я не люблю обсуждать решения, которые приняты. Они приняты на самом высоком уровне. Я думаю, что мы, наоборот, найдём точки взаимодействия, которые позволят нам в ещё большей степени на развитие города повлиять. Сколько мы с Александром Валерьевичем ни беседовали, он все проекты, которые есть, поддерживает двумя руками. И если надо будет разговаривать выше, он сказал, что будет это делать. Город и предприятие взаимосвязаны. Люди выходят с «Уралвагонзавода» на улицу, и, если дорога отремонтирована, тротуар сделан, мусор убран, трава покошена, кусты подстрижены, деревья кронированы, он выйдет с другим настроением, работать будет по-другому.

— Тем не менее, когда был тот же Жарич, который увлекался хоккеем и часто бывал в Тагиле, он развивал клуб «Спутник», проводил «Русскую классику». Пришёл «Ростех», поставил задачу сокращать издержки, и социальные проекты, тот же «Спутник», начали сворачивать. С точки зрения бизнеса их понять можно, но для города это же минус?

— Я не готов сказать, насколько это экономически было тяжело. Можно сказать, что «Спутник» должен быть. Но те решения, которые принимаются руководством «Ростеха», им обоснованы. Значит, завтра посидим, поговорим и реализуем какой-то другой проект, который позволит в город внести позитив.

— Задача № 1 для города — решение проблемы с водоснабжением. Недавно конкурс по заключению концессионного соглашения опять перенесли. Связано ли это с борьбой участников за получение многомиллиардного контракта и не отсрочит ли эта борьба появление в городе чистой воды на неопределённый срок?

— Я бы не сказал, что затянет… Надо не просто отыграть конкурс, а принять взвешенное решение по организации данного проекта. Мнений бытует несколько, нахожусь в переговорном процессе со всеми. На сегодня я встречался даже с независимыми компаниями, которые не будут сюда заходить, но которые в этой теме. Та же самая «Май проект», есть такая серьёзная московская федеральная компания, которая в эту тему погружена полностью. Мне просто интересно узнать, я же не специалист в водоподготовке, в водоочистке… Вы знаете, мнения-то такие конструктивные. Очень важно не политический дивиденд какой-то набрать с реализации данного проекта, а сделать и найти решения. Вы поймите, это на все годы оставшиеся будет сделано. Мы так легко говорим про 16 миллиардов, хотя ничего себе — 16 миллиардов! А мне сегодня говорят, что мы можем сделать до 10 миллиардов и будут те же самые технические решения. И вот когда специалисты начинают на своём языке разговаривать, погружаешься в эти вещи. Действительно, есть на сегодня три крупных игрока, которые эту тему очень сильно обсуждают, но, что приятно, они обсуждают её с точки зрения снижения стоимости. Они не обсуждают «как бы нам быстрее выиграть и освоить эти 16 миллиардов». Все понимают, что лучше потом в перспективе вложить эти деньги в сети.

Невозможно сегодня построить станции водоподготовки, фильтровальные станции и в существующую сеть дать воду чистую. Может быть, эффект и будет положительный, но что мы её пить будем... Я не знаю, как в Тагиле, но в Асбесте мы воду пили из крана всегда. Я не помню в детстве, чтобы я пил воду какую-то привозную, всегда из крана. Пришёл, варенье намешал, или квас там поставили. Сейчас такого нет.

— А сети — это ещё несколько миллиардов.

— Сети — это ещё несколько миллиардов. И вот сегодня дилемма стоит — всё-таки вернуться нам к доработке проекта или не вернуться. Мнения 50 на 50. Одни говорят так, другие — так. Какое правильное решение, сложно сказать. В последнем техническом задании мы уже сидели и думали, насколько закон позволяет это прописать. Там всё не пропишешь, что хочешь. Это защита конкуренции, нарушение прав и так далее.

— То есть вы хотите замену сетей сразу в концессию включить?

— Сети сразу включать бесполезно. Хотя я бы вместо очистных сделал сети. Но я пока смутно представляю, как это сделать. Гипотетически нашли мы деньги — 5, 6 или даже 20 миллиардов — и сказали: «Ребята, поменяйте сеть». Мы вскроем всё: дороги, тротуары, дома, подходы, проезды… Это просто вскроется весь город! До каждого дома до ввода докопаться надо, это будет одна сплошная земляная работа в городе. Бог с ними, с этими сетями. Сделали, вложили деньги, нашли техническое решение. Далее дом: кто в доме будет промывать всю систему, чтобы она соответствовала? Реагентами? Возможно ли это сделать, смогут ли до каждого крана прочистить всё? И ладно там Гальянку берём — относительно современные дома 80-х годов постройки, — а что делать с жилфондом, который построен чёрт-те знает когда?

— Реновацию сделать, как в Москве.

— В Москве-то не знают, что со своей реновацией делать. Нам бы их реновацию сюда! Мы порадовались бы тем домам, которые у них сегодня стоят. Поэтому этот вопрос такой тяжёлый и спорный. Самое главное преимущество, которое мы получаем сегодня, — безопасность. У нас на сегодня нет фильтрации, нет отсечки от открытого источника водоснабжения. Строя одну фильтровальную станцию, второй мы как минимум обеспечиваем безопасность. То есть любая зараза, которая может прийти к нам в город, она отсекается.

Пока конкурс открыт, пока все в диалоге, участники понятны, и я для себя сделал вывод: любая из компаний, которая победит, сделает проект нормально. Потому что не так много компаний в России, которые занимаются этим вопросом, а те, кто занимается, — это очень серьёзные люди. Проект очень важный, и делать его надо с головой.

— Мост через Нижнетагильский пруд хотят построить уже полвека, но ни советским властям, ни трём последним мэрам это не удалось. Будет ли он построен при Владиславе Пинаеве? И насколько этот проект важен для города и вас лично с учётом того, что это огромная сумма, а у Нижнего Тагила много других проблем?

— На самом деле многие об этом говорят, что, вложив в Нижний Тагил два миллиарда, можно таких вещей понаделать. А мы говорим про три с лишним миллиарда, почти четыре. Но если посмотреть на некую перспективу развития в соответствии с генеральным планом, у нас есть Корабельный мыс. На сегодня это место, которое не востребовано по тем или иным причинам. Одним из основных вопросов, который у нас стоит наравне с экологическим, является отток молодёжи и вообще людей из Нижнего Тагила. А такие проекты, как строительство моста, их нельзя обосновать только выгодой вложения четырёх миллиардов рублей, это не бизнес-модель. Здесь, если хотите, вложение в развитие. Такие яркие и большие инфраструктурные проекты поднимают очень здорово статус города. Для жителей это важно, все понимают, что город развивается. Нужен был мост на остров Русский или можно было паромную переправу организовать туда?

— Не факт, что нужен.

— Но тем не менее хорошее и красивое архитектурное решение моста позволило сделать это место более привлекательным. Не просто так наши предки рисовали через пруд три моста. Они так и остались на бумаге, вы правильно сказали, но они же чем-то руководствовались. А в те годы архитекторы были далеко не самые глупые, и мы до сих пор этим живём: великолепным сталинским ампиром, проектными решениями. Вы, наверное, видели фотографии 70-х годов, когда драмтеатр стоит посреди частного сектора, полуразвалившихся домов. В то время кто-то говорил: надо ли нам такой драмтеатр, а давайте деревенский клуб построим. Ведь кто-то же сказал, что надо построить такое здание, которое на века останется здесь. Какое муниципальное образование может таким театром похвастаться? И с мостом то же самое. Мы сдвинем с мёртвой точки проект по студенческому кампусу и развитию Корабельного мыса. Оживёт Свердловское шоссе с той инфраструктурой, которая уже есть. Кроме того, у нас там будет парк шикарный с сохранением леса, будем 50-метровое колесо обозрения ставить, багги-центр… Потом когда-нибудь расскажу об этом.

И, кроме того, появится перспектива строительства Восточного объезда. Так или иначе, нам надо выводить машины из города. Экология — это не только коксохим, 14 процентов загрязняющих веществ — это выбросы автомобилей. Уведя из города грузовые автомобили в объезд через Нижнюю и Верхнюю Салду, мы снижаем экологическую нагрузку и развиваем Нижнетагильскую агломерацию. Мы даже с губернатором про это на Дне города разговаривали. Тагил — это центр, который развивается и становится комфортным для проживания: с садиками, школами, магазинами, местами отдыха и досуга. А во все города-спутники — хорошие дороги, связь электропоездами. В итоге люди живут здесь, а работают там. Может, 20–30 лет пройдёт, но к этому придем.

— За последнее время город стал комфортнее и современнее, но очевидно, что гранитной набережной и ФОКом «Президентский» молодых людей не удержишь. Все родители хотят для детей лучшей жизни. Сами дети хотят жить в больших мегаполисах, учиться в престижных вузах, получать хорошую зарплату на интересной работе, поэтому уезжают из своих небольших городков. Нижний Тагил, конечно, не самый маленький и плохой для жизни город, но такая проблема тоже есть, и она мешает его развитию. С ней можно как-то справиться или это уже не остановить, а можно только пытаться притормозить?

— Это единичные случаи, когда кто-то добился чего-то и достиг каких-то должностей в других городах. В большинстве же, к большому сожалению, уезжающая молодёжь себя не реализует. Работают менеджерами, на десятых ролях. Вот что самое обидное. Но наша-то с вами задача другая. Какая-то цель должна быть, пусть даже самая недоступная и высокая. Здесь надо делать комфортнее жизнь. Кто-то всё равно уедет, вы абсолютно правильно говорите. Но в один прекрасный момент все мегаполисы наедятся, они просто не смогут расширяться. Можешь вкладывать в них бесконечное количество денег, но у них развития не будет.

Если здесь будут условия, уровень заработной платы, который позволит спокойно в Москву слетать на выходные или в Санкт-Петербург. Нужна стабильная работа, тут секрета нет. Многим просто с родителями жить неохота. Я сам об этом никогда не задумывался, потому что никогда не жил с родителями, постоянно мотался по спорту. А мне говорят: «Владислав Юрьевич, вы не представляете, насколько нам это надоело». Ты любить родителей начинаешь потом, когда достигаешь определённого возраста и начинаешь понимать, что они у тебя одни. А когда ты 18-летний пацан, из тебя прёт энергия, тебе хочется чего-то там. И ты сидишь и смотришь на этот мир, который тебе показывают из этого ящика. Какие у тебя мысли в голове будут? Тебе могут рассказывать: «Женись, рожай детей, мы тебе набережную построим, дороги отремонтируем …» Это никак не решит вопрос.

— Как мы можем сделать среднюю зарплату сейчас хотя бы на уровне статистической отчётности?

— Зарплата — это одна часть большого-большого проекта, который необходимо реализовать. Без пяти минут у нас и РГППУ, и УрФУ закроют здесь филиалы. А прогресс — это студенчество. Наших сохранить — это одна часть. Привлечь сюда севера, включая Невьянск, Кировград, Верхнюю и Нижнюю Туру, Нижнюю Салду и Верхнюю Салду, Красноуральск, Серов, Ивдель, Лесной. Почему я говорю о необходимости кампуса? Надо открыть филиалов пять разных вузов, чтобы было разнообразное образование. Посмотреть, какие направления сегодня наиболее востребованные. А знаете, смех смехом, даже изучение китайского языка — это, оказывается, сегодня направление номер один. И не так много преподавателей, которые этим делом занимаются. Это стоит очень хороших, серьёзных денег.

На сегодня НТМК и УВЗ говорят, что готовы экспериментально цеха построить для обучения молодёжи с самым современным оборудованием, только пусть это будет блок направлений прямо под них. Они готовы принять молодых специалистов 1000–1200 человек в год на работу. Зарплата — это уже вопрос к руководителям предприятий. Мы к этому неизбежно придём, будут держаться за кадры, но надо сначала кадры сюда подтянуть. Не умолять, а создать условия! В Индии Мумбаи был самым беднейшим городом, там начали развивать IТ-технологии, и на сегодня плотность миллиардеров там самая большая на квадратный километр. Мы что, хуже, глупее, тупее?! Половина силиконовой долины — это наши земляки. Почему мы говорим, что у нас изначально модель заложена, что мы дерьмо?

Наша задача, и ваша в том числе, — город не гнобить, а поднимать, менталитет менять, чтобы мы ценили то, что здесь сделано. Мы сейчас парк «Народный» запускаем 1 ноября, чтобы я не с Ибрагимом Абабакаровичем разговаривал о дежурстве там наряда до двух ночи…

Набережную сохранили, «Народный» сохранили, завтра сделаем «Пионерский» на Руднике, ещё куча вариантов. И деньги сюда потекут, и сделаем мы всё. Оставить здесь бизнес, оставить здесь семьи. Человек должен говорить: «Офис для меня доступен и здесь, пробок нет, ездить комфортнее, в садик ребёнка устроить не проблема (а мы скоро ясли строить начнём), торговые центры, кинотеатры, другая инфраструктура…» Пройдут годы, мы уйдём, но главное, чтобы потом пришли те, кто это будет дальше продвигать. Но если мы будем стагнировать, а молодёжь развивать Москву или Лас-Вегас, ничего не будет.

— Как проводите свои вечера в Нижнем Тагиле?

— В основном на работе. Читаю документы, разговоры какие-то особые все вечером ведутся, потому что днём реально некогда. Я не понимаю коллег, которые в мероприятиях каких-то постоянно участвуют, у меня это физически не получается. А когда есть свободное время, я его провожу в общении с друзьями и на занятиях спортом.

— Известно, что вы с первого дня работы живёте в муниципальной гостинице. После избрания главой не планируете поменять место жительства?

— Конечно, в квартиру перееду. Сколько можно там жить, я уже устал. Но было не до собственного благополучия.

— Купить квартиру хотите?

— Да нет, зачем.

— Семью не планируете перевезти?

— Жена приедет. Сколько можно же декабристкой жить, по отдельности друг от друга?

Источник: АН «Между строк»

Комментарии  

-4 26 #1 я рядом 15.10.2018 18:46
Обтекаемый Какой-то Пинаев, никакой конкретики, все в себе держит, мутный тип
Цитировать
-1 9 #2 честный 15.10.2018 22:59
Осторожничает.......
Цитировать
-3 13 #3 местный. 15.10.2018 23:47
Ходят слухи - незаконные стройки южных гостей активизировались. Наверное прайс за разрешительные подписи готов.
Цитировать
0 13 #4 Дмитрий 16.10.2018 00:10
Мысли то правильные,но будет ли их реализация. Вот в чем вопрос?
Цитировать
0 7 #5 Нормальный 16.10.2018 12:59
Обращаюсь к Вам лично, Владислав Юрьевич.
На сегодняшний день Черноисточинский пруд не пригоден для использования в качестве питьевого. Норматив по содержанию сине-зеленых водорослей многократно превышен. Сине-зеленые водоросли выделят токсины, опасные для здоровья людей. В некоторых регионах, в которых актуальна данная проблема, существуют нормативные документы, регламентирующие содержание токсинов в питьевой воде, нормативы приняты Всемирной организацией здравоохранения. Объявленный 31 августа 2018 года администрацией города конкурс «Экологическая реабилитация Черноисточинского водохранилища в п.Черноисточинск Свердловской области» не соответствует задачам, которые необходимо решить. Для проведения работ по проектированию необходимо произвести полноценное обследование Черноисточинского пруда, в течение календарного года, с изучением развития сине-зеленых водорослей и выявления всех факторов, способствующих их критическому развитию, определить уменьшение глубин. По объявленному конкурсу невозможно провести полноценное обследование пруда. Изменился гидравлический режим Черноисточинского пруда, там, где раньше были глубины до 11 метров, сейчас 6-7метров, но, почему-то никто этого не учитывает. Ранее, разработкой водохозяйственных схем занимались институты, а сейчас их определяют муниципалитеты без квалифицированных специалистов. Перед проведением любых мероприятий необходимо провести полноценное обследование. Невозможно проведение мероприятий по реализации концессии по реконструкции систем водоснабжения Нижнего Тагила, без полноценного обследования Черноисточинского пруда и рассмотрения системы водоснабжения в целом, с учетом перспективы. На настоящий момент, Черноисточинский пруд находится в состоянии, непригодном для использования в качестве питьевого водоема, а оборудование, заложенное в план реконструкции гидроузла не способно удалять или нейтрализовать токсины. До получения результатов обследования Черноисточинского пруда в объеме, достаточном для корректной оценки сложившейся ситуации и разработки плана мероприятий, не целесообразно проведение работ, предусмотренных планом концессии. в Существует возможность перевода водоснабжения города полностью на Верхне-Выйский гидроузел, вода в Верхне-Выйском пруду на много чище чем в Черноисточинском. По предварительным расчетам, воды, для водоснабжения Нижнего Тагила из Верхне-Выйского пруда достаточно. Для рассмотрения данного варианта необходимо провести работы по изучению Верхне-Выйского пруда и возможности увеличения водоотбора за счет ввода в действие самотечного канала р.Межевая Утка – р.Зырянка – р. Выя – Верхне – Выйское водохранилище. Все доводы МПР СО и прочих ведомств, против данной схемы не корректны и основаны на ошибочных данных, не соответствующих реальности. Синегорский самотечный канал построен в 1976г. На данный момент гидросистема канала нарушена, при разработке россыпи долины р. Межевая Утка в 1980 - 1990-е годы артелью старателей «Нейва» устроена дамба, перекрывающая канал. В проекте условий недропользования к действующей лицензии или в дополнительном соглашении к ней, был включен пункт по обязательству артели старателей «Нейва» осуществить очистку Синегорского самотечного канала. Для устранения влияния негативных факторов, возможно осуществить забор воды в канал выше поселка Синегорский и пустить его по каналу по закрытому водоводу. Остальная часть реки Межевая Утка будет иметь самостоятельный водоток, через прудки.
С Верхне-Выйским прудом тоже имеется проблема. Ведется разработка россыпного золота в зоне санитарной охраны и водоохраной зоне Верхне – Выйского водохранилища. Лицензия получена без учета данных факторов и в нарушение закона. Необходимо инициировать отзыв лицензии у артели старателей «Нейва» на отработку россыпи на реке Зырянка. Имеются сведения о многократном загрязнении сбросами, при прорывах дамб шламоотстойников и прочих факторах Верхне-Выйского пруда артелью старателей «Нейва». Имеются скриншоты космоснимков. Нижнетагильская Межрайонная природоохранная прокуратура не реагирует. Сбросы шламов артелью, являются грубейшим нарушением и приводят к загрязнению системы р.Зырянка, р.Выя, Верхне-Выйское водохранилище, также имеются сведения о том, что шламы обнаружены у водозабора Верхневыйского гидроузла. Создавшаяся ситуация может повлечь катастрофические последствия для водоснабжения г.Нижний Тагил. Необходимо произвести гидролитогеохимичские изыскания донных отложений Верхне-Выйского пруда. При получении документального подтверждения данных о техногенном загрязнении речной сети и ложа Верхневыйского пруда артелью старателей «Нейва», в том числе в 1980-1990-е гг. при добыче золота на р.Зырянка, инициировать мероприятия по устранению последствий и возмещению ущерба, нанесенного питьевому водоему и речной сети.
В настоящее время, для целей горячего водоснабжения, «Тагилтеплосбыт», НТМК и УВЗ забирают воду из Тагильского пруда. Обеззараживание не производится. В Тагильский пруд попадают канализационные стоки с неработающих очистных сооружений в поселке Николо-Павловское, что может привести к очень большим проблемам.
Так же, не работают очистные сооружения в поселках Горноуральский, Новоасбест и Первомайский, в поселке Уралец создается видимость работы.
P.S.
Какая река, по-вашему, заилена?
Существуют методы замены трубопроводов без вскрытия сетей.
Цитировать
0 9 #6 Горбатый 16.10.2018 13:54
Предлагаю такие интервью впредь проводить с полиграфом, что бы мы чувствовали всю искренность избранного. :lol:
Цитировать
-6 6 #7 Александр 16.10.2018 16:44
Из всех кандидатов только Пинаев с Носовым работал и начинал все, что было построено тут, развивал, стало быть, ему и продолжать. Видно, что мыслит он глобально. Его и губернатор поддерживает, деньги у Тагила будут точно.
Цитировать
-3 2 #8 Bronislav 16.10.2018 23:39
Пришла пора "засучать" рукава. Стыдно громадяне, стыдно. Стыдно жить и пользоваться наследством полуграмотных крестьян. триста лет мы ездим по плотине, которую создал талантливый самоучка. За 80 лет "совецкой" власти и 30 лет капитализма, в век космоса и атома не смогли построить второй путепровод с ГГМ в город! Стыдно!!! Начали строить мост-связку от старотоагильской до Фрунзе и забросили. Одни быки стоят. Обещали связать путепроводом Тагилстроевскеое и Краснокаменское кольца, и где он? Прав Эдуард Эргатович, - "пришло время собирать камни". От противоборства муниципалов и региональщиков надо переходить к плотному сотрудничеству. Пинаев прав, выступая за сотрудничество. Бог ему в помощь!!!
Цитировать
-1 4 #9 Антонина 16.10.2018 23:43
Цитирую Александр:
Из всех кандидатов только Пинаев с Носовым работал и начинал все, что было построено тут, развивал, стало быть, ему и продолжать. Видно, что мыслит он глобально. Его и губернатор поддерживает, деньги у Тагила будут точно.
александр, а вы подчиненный? У нас все люди у власти мыслят неплохо), но результатов к сожалению нет)
Цитировать
-1 0 #10 Bronislav 17.10.2018 17:33
Цитирую Антонина:
Цитирую Александр:
Из всех кандидатов только Пинаев с Носовым работал и начинал все, что было построено тут, развивал, стало быть, ему и продолжать. Видно, что мыслит он глобально. Его и губернатор поддерживает, деньги у Тагила будут точно.
александр, а вы подчиненный? У нас все люди у власти мыслят неплохо), но результатов к сожалению нет)

Результатов нет?! Типично либеральная точка зрения. Нет автомобильной дороги на Индустриальной, нет Тагильской лагуны и etc. А ребятам хочется Las Vegas с игорными клубами и высокооплачиваемыми представительницами древней профессии.
Цитировать
0 0 #11 Нормальный 18.10.2018 09:05
При бурном развитии сине-зеленых, запускаемая для их поедания рыба, даже в огромном количестве поголовья, с ними не справится, опыт других регионов.
Цитировать

Добавить комментарий


Наверх