В Тагиле.ру - Новости Нижнего Тагила

Про чистую воду, ремонт и строительство 6 мостов, детское питание, новые трамвайные линии и электробусы. Сергей Носов ответил на насущные вопросы о жизни города

Мэр Нижнего Тагила Сергей Носов был гостем эфира на «Экорадио» 19 декабря. ИА «Все новости» опубликовало расшифровку интервью.

— Сергей Константинович, одна из главных тем уходящего года — это качество холодного водоснабжения в Нижнем Тагиле. На каком этапе сейчас находится концессионное соглашение по холодному водоснабжению Нижнего Тагила, и когда от оформления документов перейдут к работам?

— Мы проработали концессионное соглашение по холодному водоснабжению города на уровне муниципалитета вместе с заявителем – совместным российско-венгерским предприятием «Уральская водная компания». И сегодня соглашение находится на рассмотрении в министерствах правительства Свердловской области. В конечном итоге все упирается в готовность вложить в систему водоотведения Нижнего Тагила около 16 миллиардов рублей.

— Эти деньги кто должен вложить?

— Первоначально деньги будет вкладывать инвестор. Потом — это тариф. Чтобы граждане не пугались — есть правила роста тарифов, где никаких скачков нет. Но бюджет должен компенсировать инвестору эти затраты в течение 10 лет. С точки зрения инвестиций это вполне приемлемая схема, с точки зрения муниципалитета вопрос давно назрел, и сейчас идут обсуждения и уточнения насчёт сетей. У нас с вами фактически отсутствует водоподготовка как Черноисточинского водохранилища, так и Верхне-Выйского. Черноисточинское построили в таком виде, что дальше эксплуатировать нельзя. Это надо делать, вопрос, что вперед, что — потом. Трубы — в каком объёме, где, как — это сложный вопрос. Есть оценка объёмов по строительству очистных сооружений, оценка затрат по трубам будет сделана в течение следующего года. Нужны серьезные исследования по технологии замены, степени износа.

— Вопрос, что делать с самим Черноисточинским прудом, из которого пьет Нижний Тагил. Один из важных моментов — это расчистка береговой линии от незаконных построек, по крайней мере, вы об этом недавно заявляли на совещании.

— Сказать, что законное, а что незаконное — это очень болезненный вопрос, особенно для тех, кто построил в водоохранной зоне. Они готовы предъявить разрешения и документы.

— И как работать в этой части, если у людей есть разрешения?

— Сложно сказать, как тут работать, потому, что есть государственные структуры, в чьи полномочия это входит, имеющие права и обязанности заниматься этими вопросами. В этом плане Нижний Тагиле — заложник ситуации. С одной стороны, отведением участков в водоохранной зоне занимался другой муниципалитет, сейчас он называется Горноуральский городской округ, раньше — Пригородный район. А сам водоём находится в федеральном ведении, нас просто не допускают ни к Черноисточинскому водохранилищу, ни к Тагильскому пруду, ни к реке Тагил, ни к водоему на Горбуново. Говорят, что это не наши полномочия, и мы тут остаемся заложниками.

Не скажу по расчистке, но вопрос по зоне около Черноисточинского пруда стоит давно, наверное, еще ветераны сражения за Юрьев камень помнят — пока за него сражались, то продолжали строить в водоохранной зоне Черноисточинского пруда, не задумываясь, что продолжаем убивать водохранилище. Сегодня мы стали публиковать результаты анализов проб воды, информацию по сбросам в водоемы Нижнего Тагила, думаю, что это внимание поможет решить проблему, потому что виновные начнут шевелиться. По результатам анализов, в Черноисточинском пруду находят продукты жизнедеятельности человека. Надо перестать лить крокодиловы слезы, а решить проблему с продуктами жизнедеятельности человека. А когда в водоохранной зоне строятся конюшни под благовидным предлогом помощи детям-инвалидам, то это — безобразие на фоне стенаний по Черноисточинскому водохранилищу. Чтобы прекратить эти безобразия, не нужно никаких инвестиций, нужна только власть соответствующих структур и воля, которой не хватает у кого-то.

— Сейчас рассматривается возможность альтернативного водоснабжения Нижнего Тагила из подземных скважин. Какой результат дали изыскания?

— На мой взгляд, это профанация. Сегодня проводятся изыскания, и от этих изысканий до решения проблем города — десятки лет.

— Почему?

— Это не то же самое, что у себя на огороде скважину пробурить, чтобы обеспечить свой коттедж. Это обеспечение почти 400-тысячного города. Фактически, это подземное месторождение, постановка на баланс с оформлением всех документов. Это не один год. А если говорить о проектировании, о строительстве, то уйдет не один десяток лет, даже если быстро этим начать заниматься. Поэтому не надо отвлекать внимание. Это не решает проблем самого пруда и не решает проблемы с обеспечением водой Нижнего Тагила. Делать это можно. Это как заниматься поиском полезных ископаемых. Пусть они будут, пусть резерв существует, но на первом месте должен быть вопрос реконструкции и строительства систем водоснабжения и водоотведения в Нижнем Тагиле. Это вопрос номер один, и альтернативы ему нет ни на земле, ни под землей.

— Было анонсировано закрытие моста на улице Циолковского на 1,5 года в 2018 году. Действительно ли 1,5 года будет длиться ремонт?

— Позволю себе реплику по отношению к СМИ. Понимаю, что корреспонденты любят броские заголовки, новости на уровне паники.

— Прозвучал срок в 1,5 года.

— Объясняю. Речь идёт о комплексе работ, который может быть реализован за два года, и в этом комплексе есть и улица Октябрьской революции, и путепровод по Циолковского. И эти работы придется разносить на два года, может и на четыре. Но лучше за два. Но сначала мы должны будем завершить работы по Космонавтов, Максима Горького, Грибоедова включительно. И в этом комплексе есть работы по усилению моста по Космонавтов, он находится в плохом состоянии, и работы должны проводиться незамедлительно, чтоб мост не был остановлен вообще. Сегодня по нему открыто движение, и работы по его реконструкции будут проводиться летом следующего года, может и с мая. Что касается вообще комплекса улиц от Максима Горького до Грибоедова, то мы часть основных работ сделали в этом году. Мы прекрасно понимали, что не все успеем сделать, включая благоустройство, и этот объем будет сделан на следующий год. Можно по-разному подходить к решению. Можно делать по одной улице. Был такой опыт и в Нижнем Тагиле. То же самое, как детскую многопрофильную больницу строить, фундамент сначала построить, через год к стенам приступить, а потом — денег нет, оставить все это, пусть стоит. Поэтому в этом году были сделаны заделы по всем улицам, не остается ничего другого, как закончить все эти улицы в следующем году. И подрядчик будет делать все по графику работ. Чтобы поддержать уровень, темп работ по дорогам, который мы достигли за последнее время, нам надо продолжить реконструкцию улиц и путепроводов, работать над решением транспортной проблемы. Здесь речь идет не только о гладком асфальте, сначала мы неровности устраняем, а потом искусственно укладываем по просьбе граждан. Речь идет о расширении улиц, о новом решении транспортных развязок. Улица Октябрьской революции должна быть в четыре ряда, мост по Циолковского тоже. И мы планируем эту работу сделать за два года, но сам мост — за один сезон.

— Я правильно поняла, что к нему не приступят, пока не закончат улицы на Вые?

— К нему приступят, когда будут заканчивать улицы на Вые. На Вые у нас осталась Грибоедова, которая была сильно транспортно нагружена. И Быкова, и Максима Горького будут нормально нагружены и будут работать, когда выполним на них капитальный ремонт. Это будут востребованные магистрали. Сегодня они не сильно востребованы. Что касается работ по мосту, то для его остановки должен быть решен ряд вопросов.

— Главный вопрос- как объезжать?

— Объезжать придётся. У нас есть нормально работающая ул. Индустриальная. Нагрузка будет лежать на ул. Кулибина. Или по Фестивальному шоссе через ул. Красногвардейскую. Но при этом мы работаем с НТМК, чтобы изменить пропускной режим, как минимум на это время, по большегрузному транспорту точно придется делать, для того, чтобы обеспечить пропускную способность вдоль комбината, в том числе вдоль центральной проходной и заводоуправления. А также надо привести в порядок дорогу по шлаковому отвалу. Мы понимаем, о чем речь и будем смотреть по графику работ, работать над ним. Но лучше сделать пока есть возможность, там, кстати, нужно расширение, приведение в нормативное состояние дорожного полотна и самого путепровода, для того, чтобы увеличить пропускную способность в этом месте. После этого в 2019 году должна будет заработать в два ряда в одну и в два ряда в другую сторону улица Октябрьской революции.

— Вы говорите «сделать, пока есть возможность». А она есть? Точно будут получены деньги на эти работы?

— Мы начнем эти работы, когда будем уверены, что свои деньги мы получим. У нас есть такое заверение, что деньги будут выделены, но бюджетный процесс идет в течение всего года, и деньги появляются, в том числе и на дороги, в середине года. Для нас главное — начать делать и закончить в короткое время. Хочу отметить, что мост по Фрунзе, гораздо больших объемов, был сделан в течение года, в феврале остановили, в октябре запустили. Здесь работ меньше.

— Мост через Тагильский пруд, если говорить о мостах. В каком состоянии сейчас этот проект?

— Если говорить о мостах, то в течение пяти лет будут отремонтированы и построены вновь шесть мостов.

— Это мосты на Красноармейской, Фрунзе, Космонавтов…

— Циолковского, мост через пруд и мост над железной дорогой с выходом на Свердловское шоссе. И развязка на Свердловском шоссе будет в двух уровнях.

— То есть вы сейчас фактически нам обещаете в течение пяти лет мост через Тагильский пруд?

— Я говорю о том, что мы планируем и о том, что это вполне реально, но зависит от того, насколько настойчиво и целеустремленно мы будем добиваться реализации наших планов. А вот обещать… Я сделаю все, чтобы это состоялось. Мы подпишем контракт по мосту через Тагильский пруд и через железную дорогу в этом году. Стоимость проекта очень значительная. Мы в конце первого квартала — во втором квартале начнём работу с потенциальными подрядчиками по подготовке контракта. Думаю, что через год вы сможете задать мне вопрос, когда будет мост через Тагильский пруд и через железнодорожные пути, потому что эти сроки будут заложены в контракте. И через год будет известен победитель конкурса, и он будет обязан выполнить работы в эти сроки.

— Вопрос от слушателей. Он касается нашумевшей темы с круговым движением. Когда планируется реконструкция перекрестков с круговым движением с трамвайными путями для приведения их к общеевропейскому и общероссийскому принципу «круг главный»? Сейчас в Нижнем Тагиле с такими перекрестками путаница возникает.

— Пока мы не планируем догнать Европу в этих вопросах. Мы будем двигаться по общероссийским стандартам. Они приняты, но их реализация потребует значительного времени и ресурсов. Я не думаю, что эти стандарты определяют ситуацию с транспортным сообщением в Нижнем Тагиле. Мы только что с вами разбирали мостовую ситуацию, я думаю, что на данный момент это более важная тема.

— Еще один широко обсуждаемый в среде автомобилистов вопрос касается светофоров. В частности новая секция светофора на Южном подъезде вызывает много нареканий, потому что там собирается затор. Уже неоднократно этот светофор пытались отрегулировать сотрудники «Сигнал-3». Также начальник управления транспортного хозяйства Владимир Юрченко на профильной думской комиссии говорил, что всего есть пять узких мест в городе, где светофоры создают заторы. Какие это места и что планируется сделать?

— Мы приняли решение, думаю осуществим это в 2018 году, о переходе на дистанционное управление светофорами. Не то, что их отрегулировали на один режим, режим «на работу» и режим «с работы». Каждый раз режимы должны быть разные. У нас есть такие возможности (включая систему «Безопасный город») осуществлять дистанционное управление и менять режимы исходя из дорожной обстановки. Единственное, что эти возможности пока не реализованы, и принято решение в следующем году эти возможности реализовать. И как минимум по этим пяти светофорам мы будем переходить на дистанционное управление, и менять режимы в зависимости от дорожной обстановки.

Некоторые светофоры требуют решения по созданию возможностей для объезда для автомобилистов. Давно прорабатывался вопрос затрат на ремонт и строительство объездных путей у светофора на ГДТЮ, поворот налево на Кулибина вызывает серьезные нарекания. Мы должны создать дополнительные возможности для объезда, тогда эта линия по Красногвардейской будет меньше создавать проблем. А Южный подъезд — один из самых тяжелых, но управление в дистанционном режиме частично проблему снимет. И надеюсь, что и мост через Тагильский пруд частично снимет эту проблему, так как планируется также, как заявили нам представители Титановой долины, выход на Салду, и нагрузки на эту точку, где светофор, будет меньше.

— В продолжение темы дорог много пришло вопросов о тротуарах. В частности на Гальянке люди жалуются, что от Черноисточинского шоссе до Уральского проспекта нет пешеходных зон ни с одной, ни с другой стороны, на Уральском проспекте от «Ленты» в сторону Муринских прудов шикарные новые дороги, но нет тротуаров. Как должны ходить люди? Когда приведут в порядок тротуар между Уральским рынком и домом №36 по Уральскому проспекту в сторону Тагилстроевской? Пешеходы ходят по проезжей части из-за отсутствия тротуара. Разные люди написали эти вопросы.

— Проблема такая есть. Мы впервые в этом году ремонтировали тротуары целенаправленно. Сейчас в бюджете включены деньги на тротуары, и мы будем не просто ремонтировать их, во многих местах тротуаров никогда не было, там асфальт положили по тропинкам. И вот эти решения на усмотрение бригадира ремонтников имеют очень серьёзные проблемы. Сейчас выполняются проекты, в сезон мы будем делать тротуаров на 50 миллионов. На ремонт всех тротуаров в городе требуется 250 миллионов. Это значит, что в течение пяти лет можно привести в порядок все тротуары в городе. Будем делать сначала наиболее востребованные тротуары. Что касается тротуаров в районе Муринских прудов, то там работы ещё не закончились. Там сделали новые дороги, которые когда-то были направлениями. Мы вперед делали проезжую часть с тем, чтобы у людей была возможность добираться на автомобилях и общественном транспорте до места проживания. В проект заложены и тротуары, часть работ уже начала выполняться. Поэтому тротуары в районе Гальянки от Черноисточинского щоссе до Уральского проспекта будут выполнены по контракту, который мы также должны закончить в следующем году.

— По следам реконструкции Космонавтов много вопросов приходит по поводу остановочных пунктов. Спрашивают, зачем перенесли и разделили остановочные пункты. Если раньше люди могли ждать и трамвай и маршрутку на одной остановке: что раньше придет, то теперь многие люди делают выбор в пользу маршрутки. В том числе это и по трамваю ударяет.

— Это новые правила дорожного движения. Это требования ГИБДД. Требование такое, что остановки автобусов и трамваев должны быть разнесены исходя из безопасности для пассажиров, для пешеходов. Что касается оборудования установок, то они будут закончены в рамках проекта в следующем году.

— Трамвайщики почувствовали на себе снижение пассажиропотока?

— Трамвайщики почувствовали снижение пассажиропотока в связи с тем, что вообще были разобраны трамвайные пути. Думаю, что они отвоюют свои позиции, так как с трамваями у нас все в порядке.

— В доме на Зари на Вагонке рухнула бетонная плита, пострадал человек. Проводится ли какая-то проверка по этому инциденту?

— Плита не рухнула, а перевернулась, «сыграла». Почему и как это случилось, сейчас специалисты разбираются, мы подключили «Тагилгражданпроект». Нельзя надеяться на авось, надо внимательно относиться к состоянию имущества, состоянию объекта и вовремя ремонтировать.

— Это управляющая компания должна делать?

— Совершенно верно. Следить надо. Дом не аварийный. Если не заниматься хотя бы поддерживающим ремонтом, то объект быстро придет в негодное состояние, аварийное и травмоопасное. Надо пожелать выздоровления пострадавшему человеку. Еще раз надо послать поручение управляющим компаниям, да и гражданам надо быть бдительными. Если не будет реакции со стороны УК, то будем влиять через государственную жилищную инспекцию, через прокуратуру, чтобы принимались меры.

— С Вагонки традиционно много жалоб на отопление в зимний период.

— Ничего удивительного нет. Вагонка — одна из самых проблемных по отоплению. В этом плане сильно не повезло Дзержинскому району. Шесть лет, почти семь лет, в процедуре банкротства будет находиться «Горэнерго», оно уже семь лет под внешним управлением, сейчас там конкурсный управляющий из Башкирии. Проблем там с поддержанием в работоспособном состоянии системы отопления накопилось очень много. Вы задавали вопрос по концессиям. Мы тоже сейчас рассматриваем вопрос концессии на теплоснабжение.

— Вагонки?

— Не только Вагонки. Вагонку в концессию никто брать не захочет. Мы увязываем «Горэнерго» вместе с НТТС, добавляем. По предварительным расчетам в модернизацию систем теплоснабжения необходимо вложить около 20 миллиардов рублей. Это тоже будет вынесено на рассмотрение правительства Свердловской области. Мы рассчитываем к началу отопительного сезона получить положительное решение и приступить к его реализации. Сейчас не буду вдаваться в существующий график, мы подписали дорожную карту с руководством «Уралвагонзавода» на эту тему. Есть сегодня некоторое отставание, наверное, по объективным причинам, но мы ждем и от планов не будем отказываться. Мы работаем над тем, чтобы добиться денег, инвестиций в систему теплоснабжения города и, прежде всего, Дзержинского района. Думаю, что результат будет.

— Недавно два депутата городской думы направили в полицию заявление о неких коррупционных действиях связанных с использованием муниципальных котельных, которые оказались в собственности одной из частных фирм города Берёзовский. И теперь НТТС тратит деньги на их аренду. Как такое могло произойти?

— Как такое могло произойти, один из депутатов должен знать, он в то время возглавлял налоговую службу Нижнего Тагила (речьидёт о Леониде Мартюшеве – прим. ред.), и налоговая служба участвовала в тех процедурах, которые семь лет назад происходили на Тагилэнерго. Как и почему имущество Тагилэнерго было реализовано в процедуре банкротства, сказать сложно, но мы сегодня арендуем имущество в виде зданий у ЕВРАЗА, часть имущества попала к нему, куда попала другая часть — сказать сложно, за это отвечает предыдущий конкурсный управляющий и правоохранительные структуры. Не арендовать здание мы не можем, потому что внутри находится оборудование. Единственный вопрос — дорого арендуем или не дорого. Во всяком случае, с владельцем, который находится в Березовском, это проверят. Мне доложили, что стоимость аренды одинакова для всех тех, кто получил имущество в той процедуре, которая была семь лет назад. Мы вынуждены арендовать и будем это делать, нам сейчас даже предлагают это выкупить обратно, будем смотреть что выгоднее. Стоимость аренды была не самая высокая.

— Раз уж коснулись политических нюансов. Вашим постоянным представителем администрации в городской думе назначен Андрей Ленда. Почему именно он?

— Работа с городской думой входит в круг его обязанностей, и я не знаю почему его кандидатура должна у кого-то вызывать какие-то вопросы. Кому-то нужно перестать требовать какой-то исключительности, а личные амбиции, если они политики и руководители, отодвинуть на второй план.

— Также в городской думе сейчас обсуждается передача функционала Агентства рекламно-информационного содействия Управлению муниципальным имуществом. Почему?

— Управление имуществом должно заниматься своими вопросами, связанными с имуществом. Вопросы рекламы не относятся к вопросам имущества. Что касается рекламы, то это должно относиться к главному архитектору, он выдает разрешения на вывески, он отвечает и за внешний облик города. Если кто-то нарушает, то должен быть инструмент, АРИС, который убирает лишнюю несанкционированную рекламу, портящую внешний облик города, в соответствии с тем планом, который есть у главного архитектора. АРИС будет находиться в ведении главного архитектора.

— То есть, АРИС останется таким инструментом, чтобы убирать рекламу?

— Фактически его функции не изменятся.

— Много жалоб от жителей приходит на школьное питание и питание в детских садах. Оправдали ли себя долгосрочные контракты?

— Буквально сегодня проводили совещание. Если есть жалобы, то нужно понимать на что именно. В совещании принимал участие руководитель Роспотребнадзора по нашей территории, отрадно было слышать, что замечаний стало меньше, а порядка стало больше, безопасности в питании стало больше. Если у кого-то есть отдельные случаи, то мы все будем проверять. Мы считаем, что ситуация изменилась в лучшую сторону, в том числе в переоснащении наших столовых, объектов, на которых готовится еда в школах и детских садах. Решаются вопросы о вентиляции, холодильном оборудовании, вопросы инвентаря, условий для персонала, что, несомненно, влияет на качество продукции. Есть замечание, но они будут всегда. Оправдало ли? Да, оправдало. Десятки миллионов рублей вложены в переоснащение наших столовых.

— Наши слушатели спрашивают про торговлю на привокзальной площади. Считают, что это портит облик города. Когда будет наведен порядок?

— Тоже считаю, что портит и торговля на площади не нужна. Но там очень много уже частных владений. Это не только земля, но если постройка зарегистрирована как капитальное строение, то убрать ее довольно сложно, практически невозможно. У нас сейчас поддерживается и защищается малый бизнес на всех уровнях. Поэтому сделать это довольно сложно, но то, что нужно делать — факт. Мы ищем варианты, как решить эту проблему. Но есть сложности, так как есть интересы отдельных групп граждан, защищенные законом. Здесь приходится искать компромиссы или оригинальные решения.

— Много вопросов со Старателя по поводу «Светлого города». Считают, что осветили переулки, по которым никто не ходит, а там где освещение действительно нужно его нет.

— Мы публиковали проект «Светлого города» и была возможность дать замечания. Все улицы и переулки были согласованы, и одними из главных по этим вопросам были главы районов. Что касается «Светлого города», то вижу, что люди поверили. Будет свет на Старателе? Будет. Появился. Но не там. Здесь не устраивает, там не устраивает. Давайте, мы спокойно закончим контракт, потом будем двигаться дальше, мы еще не закончили. Когда контракт заключался, например, было категорически запрещено планировать освещение во дворах. На тот момент прокуратура считала затраты на освещение во дворах нецелевыми расходами, вплоть до уголовной ответственности для лиц, принявших решение о трате денег на освещение во дворах. Сегодня ситуация другая, и хорошо, что она меняется в этом направлении. И то благоустройство по дворам, которое мы делаем в плане освещения, в том числе и на хоккейных коробках, это как раз комплексный подход к освещенности территории города. Будем двигаться в этом направлении.

— Широко обсуждалось продолжение трамвайных линий на Гальянке и на Вагонке. В обозримом будущем приступят к реализации этих планов?

— Смотря на сколько далеко смотрим вперед. Может быть, в конце пятилетнего периода. Например, трамвайное кольцо в Дзержинском районе будет стоить 264 миллиона рублей. Кольцо подразумевает удобство, уменьшает пешеходный маршрут для жителей отдельных микрорайонов и задает перспективу для будущей застройки. Да, 264 миллиона рублей. По Гальянке тоже есть вопросы. Сегодня мы дотируем в год трамвай на 70 миллионов рублей, и на данный момент каждый рейс трамвая не является прибыльным, все зависит от количества пассажиров. Поэтому, что касается трамвая, мы будем постепенно привлекать пассажиров в трамваи, будем смотреть и за этим строительством.

Мы говорим и о так называемых электробусах, сейчас смотрим за тестовой эксплуатацией этой техники в других городах, в частности в Тюмени. Единственное, что смущает — это малый пробег на батарее без подзарядки. По сравнению с мировыми достижениями это смешно. Мы просто не настроим всех этих станций для подзарядки. Надо разобраться и производителям выпускать батареи, чтоб транспорт бегал без подзарядки на тысячи километров. Надеюсь, что к нам это придет, тогда мы точно реализуем.

По материалам: ИА «Все новости»

Комментарии  

-3 3 #1 местный 24.12.2017 02:56
Чтобы не было заторов на Южном подъезде города, надо все улицы этого перекрёстка расширять до 4 полос. Улицу Садоводов на Новой Кушве, там столбы освещения светлого города могли сразу ставить с учётом будущего расширения полотна. Заодно деревья спилить вдоль бордюров, машины уже на 1,5 метра сдвинулись от обочины, а фуры постоянно цепляются за висящие ветки.
Цитировать
-2 6 #2 Олег 24.12.2017 07:16
У нас есть леневское водохранилище, почему не хотят с него воду качать в город, раз черноисточинское всё угажено.

Или там тоже экологическая катастрофа, слышал, что с ольховки с медных шахт чуть ли не серная кислота в воду попадает.
Цитировать
-3 4 #3 Олег 24.12.2017 07:22
Пардон, не с ольховки, а с левихи
Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наверх