В Тагиле.ру - Новости Нижнего Тагила

«Врачи просто избавились от него, чтобы летальный исход был в другом месте». Суд разбирается, почему на пороге инфекционной больницы Нижнего Тагила умер малыш

Эксперты по уголовному делу о смерти трехлетнего Савелия Гладыша на пороге городской инфекционной больницы Нижнего Тагила даже спустя шесть лет продолжают спорить о причинах смерти ребенка. Марина Холманских, жена брата уральского полпреда Игоря Холманских, которая является главврачом медучреждения, лично приехала в Свердловский областной суд, чтобы отстоять позицию больницы и своей бывшей подчиненной — врача Светланы Кексель, пишет znak.com. Сотрудники медучреждения, напомним, не хотят платить матери умершего мальчика 6 млн рублей в качестве компенсации. А один из ключевых свидетелей по делу, как выяснилось во время заседания суда, изменил свою позицию.

28 февраля в Свердловском областном суде состоялось заседание по рассмотрению апелляционной жалобы городской инфекционной больницы Нижнего Тагила, которая оспаривает приговор по уголовному делу о смерти трехлетнего Савелия Гладыша на пороге медучреждения. Тагилстроевский районный суд Нижнего Тагила 20 ноября 2017 года признал врача-инфекциониста Светлану Кексель виновной в причинении смерти по неосторожности (по части 2 статьи 109 УК РФ) и назначил ей наказание в виде ограничения свободы сроком на два года, однако освободил от него в связи с истечением сроков давности. При этом суд вынес решение взыскать с инфекционной больницы в пользу матери — Анастасии Гладыш — 6 млн рублей в счет компенсации морального вреда, а также 27,2 тыс. рублей материального ущерба.

На заседание сама Светлана Кексель в суд не приехала. Ее адвокат Станислав Щибрик пояснил, что его подзащитная плохо себя чувствует и просит рассмотреть дело без ее участия. Зато в суд прибыла главный врач городской инфекционной больницы Нижнего Тагила Марина Холманских. Она выступила против присутствия журналистов, но судья Нона Яковлева разрешила прессе остаться в зале.

Марина Холманских
Марина Холманских

Главные вопросы, в которых пытался разобраться суд, касались причины смерти Савелия Гладыш и того, привели ли к ней неправильные действия врачей. Для этого на заседании заслушали показания двух судебно-медицинских экспертов — врача ГБУ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» Свердловской области Натальи Родиной и директора НИИ судебной экспертизы «СТЭЛС» Александра Власова (участвовал в заседании по видеосвязи).

Комиссия, в которой состояла Родина, пришла к выводу, что причиной смерти Савелия стала скарлатина в тяжелой септической форме, несмотря на то, что этот диагноз так и не был лабораторно подтвержден. Диагноз, поставленный Кексель при поступлении Гладыша в больницу («Скарлатина? Лакунарная ангина. Острый бронхит. Острая пневмония?» — из материалов дела), по мнению эксперта, нельзя называть неправильным — в дальнейшем он бы был уточнен после лабораторных исследований. Назначенное врачом лечение тоже соответствовало состоянию мальчика на тот момент.

Анастасия Гладыш с сыном Савелием
Анастасия Гладыш с сыном Савелием

Эксперт отметила, что родители Савелия изначально отказались от его госпитализации, несмотря на его высокую температуру и другие симптомы болезни. Мальчика трое суток лечили вне стационара. Когда ребенок поступил в больницу, были приняты мероприятия, не своевременные к имевшемуся у него заболеванию, считает Родина.

Однако винить в смерти ребенка только его родителей или врача эксперт не стала, всячески избегая этого. В частности, главврач больницы Марина Холманских задала ей вопрос, что в большей мере привело к летальному исходу: характер и тяжесть его заболевания, своевременность обращения за медицинской помощью или правильность выбранного лечения. «Основное — это характер и тяжесть заболевания. Скарлатина в септической форме даже при своевременном и правильном лечении часто приводит к летальному исходу», — отметила Наталья Родина. В 80-е годы в Ленинграде, по ее словам, регистрировалось 1-2 случая септической формы скарлатины, и оба они привели к смерти больных.

Анастасия Гладыш с адвокатом во время сегодняшнего заседания суда
Анастасия Гладыш с адвокатом во время заседания суда

В противовес этому мнению комиссия, в которую входил Александр Власов, дала заключение, что назначенное Савелию Гладышу лечение было неадекватно его состоянию. И сначала Власов подтвердил это в суде.

Эксперт обратил внимание на то, что Савелия ни разу не обследовал специалист в области детской болезни — у Светланы Кексель и других врачей-фигурантов дела специальность «Лечебное дело».

При этом течение заболеваний у детей имеет порой такую серьезную специфику, когда познаний врача, не имеющего специальной подготовки в области педиатрии, совершенно недостаточно. Особенно это касается сложных и неоднозначных случаев, к которым относится случай Гладыша, подчеркнул Александр Власов.

Не согласен он оказался и с тем, что причиной смерти ребенка стала именно скарлатина. По мнению эксперта, приоритетным было заболевание острой пневмонией.

При этом он подтвердил, что действия Кексель по установлению предварительного диагноза были оправданы. Но настаивал, что в первую очередь врач должна была назначить ребенку рентгеновское исследование, чтобы подтвердить диагноз. А параллельно исключать конкретные симптомы (допустим, выписать жаропонижающие препараты). Однако услышав, что в городской инфекционной больнице в момент поступления Гладыша не было возможности провести рентгеновское исследование, Власов в корне изменил позицию.

Как пояснила судья Нона Яковлева, в прошлом судебном заседании выяснилось, что ни врача-рентгенолога, ни лаборанта в тот день не было на месте. И на их вызов потребовалось бы значительно больше времени, чем на транспортировку ребенка в другую больницу (это заняло 15 минут).

«Мы до этого полагали, что главная тактическая ошибка врача заключалась в том, что не был своевременно сделан рентгеновский снимок или хотя бы рентгеноскопия. Но если такой возможности не было, я каких-то серьезных недостатков в действиях врача не вижу», — заявил Александр Власов.

Эксперт считает, что Савелию Гладышу нужно было назначить более сильную терапию антибиотиками, но согласился, что у Светланы Кексель на тот момент не было полной картины заболевания ребенка, а диагноз носил предположительный характер. В такой ситуации лечение было назначено верное. Три часа, которые в больнице потратили на принятие решения о необходимости рентгеновского исследования, эксперт назвал «допустимым временным промежутком».

При этом он негативно оценил действия врачей третьей детской больницы, которые после проведения рентгеновского исследования (исключив «острый живот» и подтвердив пневмонию — прим. редактора) не оставили Савелия у себя, а отправили обратно в инфекционную больницу.

«Честно говоря, подспудно абсолютно понятно, исходя из лечебной практики, что они от него просто избавились. Когда увидели, что он крайне тяжелый и существует возможность летального исхода, элементарно от него избавились, чтобы летальный исход состоялся где-то в другом месте, и ответственность не легла бы на них. В том состоянии, в котором его вернули в инфекционную больницу, он был абсолютно очевидно не транспортабелен, и все лечение надо было проводить на месте», — заявил Александр Власов.

Уже после заседания Анастасия Гладыш призналась, что для нее «очень странно, почему эксперт, сделавший заключение, сейчас, не глядя в экспертизу, делает совершенно противоположные выводы». Ее представитель Анатолий Клявин добавил, что эксперт не мог не знать, что в инфекционной больнице не было врача-рентгенолога, поскольку это прописано в материалах уголовного дела.

«Наша позиция остается прежней. Мы считаем, что неправильные действия трех медиков — Светланы Кексель, а также врача третьей больницы и врача скорой помощи — и привели к тем последствиям, которые есть», — подытожил Анатолий Клявин.

В свою очередь Марина Холманских в разговоре со Znak.com подчеркнула, что в медучреждении по-прежнему считают, что «врач сделал все правильно».

Она также коротко прокомментировала опасения Анастасии Гладыш насчет того, что суд может попасть под влияние высокопоставленных родственников главврача (напомним, она является женой брата полпреда президента РФ в УрФО Игоря Холманских).

«Мы работаем в государственном учреждении здравоохранения, работаем по нормативным документам, не превышаем свои полномочия и делаем все как положено», — подчеркнула Холманских.

Заседание суда отложено до 19 марта, в этот день состоятся прения сторон.

По материалам: znak.com , фото: Анастасия Гейн, tagilka.ru

Комментарии  

-4 23 #1 тагильчанин 05.03.2018 07:26
Такая практика характерна для большинства такильских медучреждений, как говорится, нацпроект "здравоохранение" живет, побеждает и... убивает.
Цитировать
-5 16 #2 Типичный тагильчанин 05.03.2018 09:13
Врачи - палачи :cry: :cry: :cry:
Цитировать
-20 5 #3 Житель 05.03.2018 12:15
Эта "мамаша" сама убила своего ребенка отказавшись от госпитализации. А теперь пытается все свалить на врачей и на его смерти денег заработать. И немного по этике журналиста: "о смерти трехлетнего Савелия Гладыша на пороге медучреждения", это видимо чтобы поддать огоньку статье, ну или говнеца подбросить, на вентилятор.
Цитировать
-4 12 #4 тагильчанин 05.03.2018 15:36
Цитирую Житель:
Эта "мамаша" сама убила своего ребенка отказавшись от госпитализации. А теперь пытается все свалить на врачей и на его смерти денег заработать. И немного по этике журналиста: "о смерти трехлетнего Савелия Гладыша на пороге медучреждения", это видимо чтобы поддать огоньку статье, ну или говнеца подбросить, на вентилятор.

Сразу видно- с этого вентилятора слетел и пытаешься навести тень на плетень. Чмырь, одним словом!
Цитировать
-2 0 #5 елена 09.03.2018 21:45
что же все палачи? Полоскать врача за родственные связи, искажать и поддавать жару -этому уже все научились. Главное преподнести погорячей.Ребенка очень жаль. Но есть у каждой стороны свои доводы и аргументы. А печатать с дивана у нас пруд пруди таких "Экспертов".
Цитировать

Добавить комментарий


Наверх